Вид на ул. Кубяка. Фото: Алексей Сахно.

Улица Кубяка в Индустриальном районе Хабаровска - небольшая, но плотно застроенная и известная среди хабаровчан из-за расположенной на ней краевой клинической психиатрической больницы. Кубяка соединяет две основные транспортные магистрали, проходящие с юга города до его центральной части – улицы Павла Леонтьевича Морозова и Краснореченскую.

Насчет правильности произношения до сих пор существуют разночтения – КубЯка или КубякА? Хотя второй вариант давно и прочно прижился в разговорной речи.

До 10 октября 1967 года эта улица именовалась Раздельная, но была переименована в честь Николая Афанасьевича КубЯка. Он, в свою очередь, никак с невралгией и душевнобольными не связан, как думают многие.

Николай Кубяк (годы жизни: 1881 – 1937) – партийный деятель, в 20-х годах прошлого века, а именно с 1922 по 1927 годы, он был секретарем Дальневосточного бюро Центрального комитета РКП(б). Пройдя три революции и имея богатый жизненный и партийный опыт, он был направлен на Дальний Восток восстанавливать народное хозяйство.

Здесь он много ездил по краю, общался с людьми, решал их проблемы. После нескольких лет работы на Дальнем Востоке Кубяк был избран секретарем Центрального комитета партии, работал народным комиссаром земледелия РСФСР.

До того, как Кубяк попал на Дальний Восток, он активно помогал правящей партии: переправлял Ленина в Финляндию; вместе с Орджоникидзе, Микояном, Кировым и Крупской «строил козни» в отношении Зиновьева. Также в годы работы в Ленинграде Николай Кубяк запомнился тем, что 23 октября 1927 года во время совместного заседания Пленума ЦК и ЦКК ВКП (б), когда из состава ЦК был выведен Лев Троцкий, он запустил в Троцкого стаканом, когда тот стоял за трибуной.

Впрочем, все это не спасло его от страшной машины репрессий: летом 1937 года Николай Кубяк года неожиданно был арестован, так как в свое время дружил с Григорием Зиновьевым и был его протеже. 27 ноября этого же года, в тот же день, как был вынесен приговор, Кубяк был расстрелян, хотя еще в декабре 1925 года, работая на опережение, выступил на ХIV съезде ВКП(б) против своего покровителя Зиновьева.

Тем не менее, а вернее после реабилитации в 1956 году, его именем была названа улица в Хабаровске – одна из трех в СССР. Улица Кубяка также есть в Брянске и Калуге. В этих же городах есть памятнику Кубяку. В Хабаровске ограничились мемориальной доской на фасаде одной из пятиэтажек, примыкающих к Краснореченской.

На Кубяка появился первый в Хабаровске микрорайон комплексной застройки из панельных типовых пятиэтажек-«хрущевок». Рядом располагался (и находится до сих пор) Хабаровский государственный институт искусств и культуры (ХГИИиК) – для его студентов и преподавателей (а приезжали сюда учиться со всего Дальнего Востока) необходимы были общежития, благоустроенные квартиры, магазины и прочие достижения советского быта. Так и появился первый в городе микрорайон комплексной застройки (не путать с Первым микрорайоном, строительство которого велось в эти же годы одной трамвайной остановкой ближе к центру города!).

Николай Кубяк. Фото: открытые источники, архивы Хабаровского края.

Пожалуй, самым известным учреждением, расположенным на улице Кубяка, является краевая клиническая психиатрическая больница, история которой началась в 1923 году. Как вы уже поняли, Кубяк к ней никакого отношения не имеет, хоть и говорят в простонародье про больницу не иначе, как «кубячка». Больница носит имя ГАланта (как популярный в 90-х годах японский автомобиль Mitsubishi Galant) - в честь Ивана Борисовича ГАланта, который руководил медицинским учреждением с 1935 по 1937 годы и за это время сделал очень многое и для больницы, и для развития психиатрии на Дальнем Востоке.

Еще один интересный факт, связанный с улицей Кубяка. В те годы, когда она называлась Раздельная, здесь располагался лагерь пересыльной тюрьмы, через которую прошли практически все этапы, отправляемые на Колыму. Был в числе ЗК и Осип Мандельштам, который до Колымы не доехал и умер в пригороде Владивостока 27 декабря 1938 года. Поводом для ареста стало его стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…», написанное в 1933 году, в котором он высмеивал Сталина, тем самым буквально подписав себе смертный приговор:

Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца, Там припомнят кремлёвского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны, А слова, как пудовые гири, верны, Тараканьи смеются усища, И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет,

Как подкову, кует за указом указ: Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него - то малина И широкая грудь осетина.

Сегодня общественники предлагают переименовать соседний с Кубяка 3-й Путевой переулок, который вел к железнодорожным платформам, с которых и грузили в «столыпинские» вагоны этапы, в улицу Мандельштама. Правда, пока эта идея не нашла поддержки у городских властей.

Улица Кубяка на карте Google

Галерея "Голоса улиц"